Юрист: В законопроекте о Бюро финбезопасности нет прослушки, наружки, спецназа, но и гарантий, что такие полномочия бюро не получит, тоже нет

Юрист: В законопроекте о Бюро финбезопасности нет прослушки, наружки, спецназа, но и гарантий, что такие полномочия бюро не получит, тоже нет
10.08.2018 12:11
shadow
Харитонов: Какие именно экономические преступления перейдут к подследственности Нацбюро финансовых расследований, не до конца понятно

По плану президента и законодателей, Национальное бюро финансовой безопасности (НБФБ) станет еще одним правоохранительным органом со специализацией на расследовании и предотвращении экономических преступлений. В законопроекте прописано, что бюро “должно обеспечивать финансовую безопасность государства путем защиты государственных финансов на входе в бюджет, при распределении бюджетных ресурсов, противодействия отмыванию доходов, полученных преступным путем, выявления и розыска активов, полученных от подследственных экономических преступлений”.

Какие задачи поручат бюро?

Новый орган должен избавить экономику и бизнес от влияния ГПУ, СБУ, НАБУ, Нацполиции, МВД и других силовиков.

На первый взгляд, неплохая идея, но пока законодатель не прописал механизмы, лишающие старые структуры существующих полномочий. Какие именно экономические преступления перейдут к подследственности НБФБ, также не до конца понятно. Для этого законодателю нужно внести серьезные изменения в Уголовный процессуальный и Налоговый кодексы и принять ряд специальных законов (что в конце концов может оказаться нецелесообразным и сложным на практике).

Если закон установит определенную ценовую градацию (определит размер ущерба, начиная с которого экономические преступления попадут под юрисдикцию НБФБ), может возникнуть определенная путаница. Во время расследования дела сумма может увеличиваться или уменьшаться, поэтому юрисдикция также может меняться. Значит, к одному и тому же предприятию могут по очереди приходить несколько правоохранительных структур. Это и снижает эффективность работы силовиков, и мешает бизнесу нормально функционировать.

Определенная часть функций, которые законодатель возлагает на НБФБ, прямо или косвенно конфликтуют с полномочиями Национальной полиции, Государственного бюро расследований и НАБУ. В частности, “розыск и арест средств и другого имущества, которые могут быть предметом конфискации в уголовных правонарушениях, отнесенных к подследственности НБФБ”.

Другие функции прописаны слишком абстрактно:

  • подготовка рекомендаций органам власти по устранению финансового и правового оснований относительно существования системных криминальных схем;
  • разрушение системных схем совершения преступлений и криминальной инфраструктуры, которая их обслуживает;
  • выявление преступных технологий, схем и механизмов преступной деятельности.

Такие формулировки могут породить проблемы во время обжалования действий представителей НБФБ.

Кому подчинят НБФБ?

Момент, который заставляет смотреть на создаваемое бюро без лишнего оптимизма, – это подконтрольность его напрямую президенту, а подотчетность – Верховной Раде. Это создает определенную опасность, что орган будет находиться, как говорится, “в ручном управлении”.

Это подозрение усиливается тем, что для бюро не создана система сдержек и противовесов, как принято в отношении других правоохранительных органов и в Украине, и в цивилизованном мире. Законодательство прописано таким образом, что все правоохранительные органы тем или иным образом сдерживают друг друга и накладывают друг на друга определенные ограничения, контролируют выполнение тех или иных действий.

Но НБФБ, по законопроекту, – структура абсолютно независимая от других правоохранительных институтов. Официально это делается для того, чтобы предотвратить коррупционные риски и минимизировать влияния. И все же без системы контроля бюро сможет беспрепятственно злоупотреблять широкими полномочиями, которые получит после внесения изменений в Уголовный и Уголовный процессуальный кодексы.

Среди механизмов контроля законопроектом пока что предусмотрена только “система подразделений собственной безопасности”, которая будет заниматься возможными правонарушениями в деятельности работников бюро.

Кто определит кадровый состав бюро?

Формально директора НБФБ выбирают на конкурсе. Конкурсная комиссия (как и в случае со, скажем, НАБУ или САП) состоит исключительно из лиц, чьи кандидатуры поданы властной верхушкой: по три человека от президента, Верховной Рады и Кабинета Министров. Значит, роль этой комиссии номинативная, что в совокупности с последующей подконтрольностью президенту усиливает подозрения относительно его полного контроля над этим органом.

Общественность участвует при формировании квалификационно-дисциплинарной комиссии (КДК) органов НБФБ, которая должна рассматривать дисциплинарные жалобы и обращения в органы бюро, проводить конкурсы на вакантные должности и аттестовать работников.

При этом в состав КДК входят:

  • четыре человека, определенные директором НБФБ (о подконтрольности которого мы уже писали);
  • два человека, определенные Верховной Радой;
  • один человек из состава Совета общественного контроля.

То есть в комиссии, которая, по сути, определяет подавляющее большинство кадров и имеет большое влияние на всех работников аппарата бюро, определено только одно место для представителей общественных организаций. Вряд ли это одно лицо сможет иметь существенное влияние.

Модель Intelligence Led Policing

Основой досудебного расследования НБФБ законопроект определяет так называемую Intelligence Led Policing (ILP-модель). Сама по себе модель разумна и логична. Она обязывает правоохранительные органы детально проанализировать все имеющиеся данные, прежде чем прибегать к активным действиям. И указание на ILP-модель в законопроекте подчеркивает желание законодателей и президента сделать бюро прежде всего аналитическим центром. Его деятельность должна носить превентивный характер: предотвращать последующие правонарушения через исследование причин и предпосылок их возникновения.

Проблема в том, что ни представленный законопроект, ни любое другое положение в украинском законодательстве не содержит определения ILP-модели. То есть, прописывая основу функционирования столь важного органа, законодатель ссылается на непрописанное в национальном законодательстве понятие.

Повторюсь, сама по себе модель, истоки которой в американской правоохранительной системе, прекрасна. Она заставляет правоохранительные органы собирать, оценивать и распространять информацию таким образом, чтобы защитить индивидуальную конфиденциальность.

Остается много вещей, о которых трудно говорить до внесения изменений в УК и УПК. В частности, один из первых вариантов законопроекта наделял следователей нового органа (тогда это называлось Службой финансовых расследований) правом применять широкий спектр полицейских мер: оперативка, прослушка, наружка, спецназ, штурм... В текущем варианте мы этого не видим, но гарантий, что такие полномочия бюро не получит, тоже нет.


Источник: “http://gordonua.com/publications/yurist-v-zakonoproekte-o-byuro-finbezopasnosti-net-proslushki-naruzhki-specnaza-no-i-garantiy-chto-takie-polnomochiya-byuro-ne-poluchit-tozhe-net-236263.html”